gengo-chan

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » gengo-chan » айны: история и антропология » у айну была письменность


у айну была письменность

Сообщений 1 страница 30 из 51

1

У айну была письменность // Вестник Сахалинского музея. Ежегодник Сахалинского областного краеведческого музея № 13 Южно-Сахалинск, 2006, С. 176 – 182
http://ainu-mosiri.narod.ru/wr_sys.pdf

0

2

©  Александр Акулов 
2006                                                             
У айну была письменность

Точка отсчета

О возможном наличии письменности у айнов писали многие исследователи, в качестве примеров письменности, в основном, приводились петроглифы, знаки собственности и резьба на икуниси. При этом, нужно сказать, что выводы о наличии/отсутствии письменности делались, в основном, чисто умозрительно, исходя из общих представлений того или иного исследователя об айнской культуре. Никто из исследователей не давал определения письменности и не предлагал никаких критериев, следуя которым, можно было бы ответить на вопрос: "является ли данный набор знаков письменностью?"

Определение и виды письменности

Согласно определению, абсолютно любая письменность фиксирует именно звуки речи. Система графических знаков, которая не передает звучание, письменностью не является. Существует три вида письменности: сигнографическая, фонографическая и сигнофонографическая (см. Певнов А.М.) . Сигнографической называется письменность, в которой каждая графема имеет не только звучание, но и определенное значение, ярчайший пример сигнографической письменности - китайская иероглифика. В фонографической письменности графемы передают только звуки и сами по себе не имеют никакого значения, фонографическая письменность может быть алфавитной, например: латиница, кириллица, корейский хангыль, и слоговой, например: деванагари, брахми. Сигнофонографическая письменность - это смешанная письменность, в которой часть графем имеет и звучание, и значение, а другая - только звучание, пример сигнофонографической письменности - современная японская система письма - иероглифы с примесью каны: иероглифами записываются корневые морфемы, а каной - суффиксы.
Тип письменности никак не зависит от генетической принадлежности и грамматического строя языка, так, например, хеттский язык, принадлежащий к индоевропейской семье, имел сигнографическую письменность, а,  современный вьетнамский язык использует куок нгы - алфавитное письмо, разработанное на базе латиницы. Фонология, вернее фонотактика, напротив, может влиять, на характер письма: так, например, слоговые письменности обычно возникают на тех языках, в которых слог имеет, в основном, структуру CV.   

Методы отделения письменности от других систем фиксирования информации

Апостериорный квантитативный метод

Исходя из определения письменности как системы графических знаков, фиксирующих именно звуки речи, А.М. Певновым был предложен следующий метод отличения письменности от неписьменности: пусть имеется некий этнос Х, говорящий на некотром языке Х, и пусть в ареале проживания данного этноса имеются некоторые наскальные изображения, относительно которых не ясно: являются ли они письменностью; чтобы выяснить этот вопрос исследователю нужно попросить нескольких носителей языка Х прочитать эти изображения, и записать то, что они будут произносить, если во всех случаях будет получена одинаковая последовательность звуков, сопоставимая с числом графических знаков, то данные изображения являются письменностью.
Если данный метод применить к вампуму, кипу или пиктографии, то станет ясно, что такие системы не являются письменностью, поскольку, например, любой совокупности пиктограмм соответствуют разные последовательности звуков.
   
Априорный квалитативный метод

Описанный выше метод является чисто полевым методом, его можно лишь при работе с живыми языками, а учитывая тот факт, что огромное число всевозможных надписей было сделано носителями тех языков, которые ни в какой форме до нашего времени не сохранились и которые никаким образом невозможно реконструировать, то возникает идея о том, что полезно иметь возможность априорно устанавливать: что является, а что не является письменностью.

Поэтому, мной был разработан простой метод, позволяющий уверенно отличать письменность от других систем графического фиксирования информации. Суть метода состоит в следующем: совокупность знаков является письменностью, если удовлетворяет одновременно двум требованиям:

1. упорядоченность
совокупность знаков, являющаяся письменностью должна быть определенным образом упорядочена, потому что любая письменность отражает процесс последовательного развертывания речи во времени;
     
2. неритмическая повтораяемость
в любом языке имеется ограниченный набор фонем, слогов и морфем, поэтому набор графем всегда есть конечное множество и повторяемость является неизбежной; поскольку такая совокупность знаков как орнамент также может быть упорядочена наподобие письменности, то крайне важен критерий неритмичности.

Выполнение обоих этих требований является необходимым и достаточным для положительного ответа на вопрос "является ли данная совокупность знаков письменностью?", но достаточно невыполнения хотя бы одного, чтобы дать отрицательный ответ.

+1

3

(c)  часть 2

Петроглифы - это не  письменность

Применив вышеописанный априорный квалитативный метод к таким совокупностям графических знаков, как, например, петроглифы пещеры Тэмия (см. рис. 1)

Совокупность графических знаков, представленных на рис.1 не удовлетворяет первому требованию априорного квалитативного метода, поскольку, очевидно, не является упорядоченной совокупностью графических знаков, а следовательно, не является письменностью, поскольку, как говорилось выше для того чтобы ответить отрицательно достаточно невыполнения хотя бы одного требования.

Рис. 1:

увеличить

0

4

(с) часть 3

По аналогичным же соображениям не является письменностью и айнские петроглифы, представленные Ю.В. Кнорозовым в статье "Пиктографические надписи айнов " (см. рис. 2).

рис. 2.

увеличить

0

5

(с) часть 3

Алфавитная письменность древних айну

С другой стороны, в нашем распоряжении имеются такие графические артефакты, как табличка из Кибэ (рис. 3) и надпись на оборотной стороне маски со стоянки Нагано (рис. 4), которые удовлетворяют формальным критериям письменности, описанным выше, т.е. являются и упорядоченными, и неритмически репетативными совокупностями графических знаков.

На мой взгляд, обе эти совокупности графических знаков являются не протописьменностью или письменностью ограниченных возможностей, как считают А.П. Кондратенко и М.М. Прокофьев, а вполне формализованной полноценной письменностью.

Поскольку обе графические системы, очевидно, являются полноценными письменностями, то попытки интерпретации значения отдельных графем с точки зрения их внешнего вида и возможного сходства с петроглифическими знаками, не могут быть перспективными. Совершенно не обязательно, что петроглифы, знаки собственности и знаки письменности должны иметь какие-то сходства и общее происхождение. Петроглифы и письменность - это две совершенно разные знаковые системы, которые, строго говоря, могут, вообще, не пересекаться, иметь совершенно разное происхождение, и при этом ничто не мешает тому, чтобы и петроглифы и письменность и знаки собственности сосуществовали в рамках одной культуры

Несмотря на сходство некоторых элементов в обеих надписях, нужно отметить, что похожие элементы, в действительности, крайне примитивны и вполне могут быть изобретены много раз и в разных местах, и что различий между этими двумя письменностями куда больше чем сходств. Поэтому я буду говорить о двух разных письменностях: письменности Кибэ и письменности Нагано. Являются ли эти две письменности частями одной системы или это совершенно разные и независимые письменности?  Может ли быть так, что письменность из Нагано - это развитие письменности с таблички в Кибэ? Являются ли данные письменности оригинальными или заимствованными? Не может ли быть так, что письменность из Кибэ - это просто-напросто подражание китайским иероглифам? Действительно ли обе эти письменности происходят из культурных слоев эпохи Дзёмон, и не может ли быть так, что это просто-напросто мистификация японских археологов? И, наконец, самый важный вопрос: а могли вообще эти письменности обслуживали древнеайнский язык? Вопросов пока что больше, чем ответов, и последний вопрос наиболее важен и интересен для настоящего рассмотрения.
Чтобы установить: может ли данная письменность обслуживать данный язык нужно: во-первых, установить тип письменности путем оценки инвентаря графем, следуя следующему несложному правилу: алфавитные письменности используют где-то 15 - 40 графем, слоговые - 50 - 150 графем, сигнофонографические и сигнографические - 700 - 5000  графем, а затем сопоставить тип письменности с фонотактикой данного языка.
Однако, этот метод хорош, когда в распоряжении имеются достаточно объемные тексты, а в нашем случае, когда имеются лишь две небольшие надписи я предлагаю оценить характер письменности следующим образом: чем сложнее отдельная графема, чем больше она похожа на рисунок, тем больше число графем, и наоборот: чем более проста отдельная графема, тем меньше их общее число.
Что же касается письменности Нагано, то, судя по несложности графем, представляется, что эта надпись выполнена фонографической, а точнее, даже алфавитной письменностью.
В айнском языке слоги могут иметь структуру: V, CV, VC, CVC. Для языка с подобной фонотактикой наиболее удобной является алфавитная письменность. Судя по тому, что все графемы письменности Нагано достаточно просты по начертанию, похоже, что их совсем немного, возможно, 15 - 16, что соответствует числу фонем айнского языка, поэтому по формальным критериям письменность Нагано вполне может быть айнской письменностью.   
Что же касается письменности Кибэ, то сказать что-то определенное о ее типе нельзя, поскольку это может быть как слоговая, так и сигнофонографическая или сигнографическая письменность. Более-менее уверенно можно утверждать, что если письменность Кибэ обслуживала некогда айнский язык, то она ни в коем случае не может быть слоговой.  Кроме того, судя по относительной сложности отдельных графем, похоже, что письменность Кибэ не является алфавитной, а значит, скорее всего, является  сигнофонографической или сигнографической. Однако, относительно письменности Кибэ, нельзя с уверенностью сказать какой именно язык она обслуживала.
Естественно, что ввиду небольшого объема обеих надписей сейчас невозможно ставить вопрос о дешифровке и можно лишь делать некоторые выводы относительно типа письменности и ждать открытия и введения в научный оборот новых надписей.   

рис. 3:

увеличить

0

6

(с) рис. 4.

увеличить

0

7

(с) Антропологические заключения

Если у древних айнов действительно некогда существовала письменность, то возникает вполне закономерный вопрос: почему у так называемых исторических айнов не обнаружено никакой письменности? Если она была, то как получилось так, что она впоследствии исчезла? Кроме того, возникает главный вопрос: а могла ли вообще у древних айнов быть письменность? Ведь для возникновения письменности необходимы совершенно особые условия: первобытным охотникам и рыболовам письменность ни к чему; письменность возникает там, где возникает необходимость, чтобы слова одного человека были без изменения переданы на большое расстояние или сохранены для потомков, т.е. письменность возникает там, где имеется достаточно развитая социальная структура.
Здесь важно отметить, что айны, на самом деле, очень сильно выделяются среди других дальневосточных народов (нивхов, ороков, орочей и пр.), с которыми их традиционно пытаются сопоставлять. Основное отличие между айнами с одной строны и нивхами, орочами и пр. с другой стороны состоит в том, что в айнском языке имеется исконное айнское слово для выражения модальности "надо", "должно" - 'e'asir-ki - букв.: "делать в первую очередь", а в языках нивхов, орочей, ороков и пр. слова для выражения модальности "надо" было заимствовано из русского языка. Охотникам и собирателям модальность "надо" ни к чему, им достаточно модальностей "хочу" и "не могу", но в государстве или протогосударственной структуре не обойтись без модальности «надо». В этом смысле модальность "надо" по своей культурообразующей функции в чем-то подобна письменности.
У нас нет достоверных сведений о том, что в эпоху Дзёмон на Японских островах существовало древнеайнское государство. Земледелие, которое обычно является основой государственности, древними айнами Хонсю практиковалось, видимо, лишь в качестве вспомогательного промысла. Но, как справедливо отмечают А.П. Кондратенко и М.М.Прокофьев, богатые морские промыслы в южной части острова Хонсю вполне могли создать предпосылки для социального расслоения и складывания государственных образований, что в свою очередь могло способствовать созданию оригинальной письменности .
На мой взгляд, древнеайнское государство могло сформироваться примерно в середине эпохи Дзёмон, т.е. где-то 5 - 4 тыс. лет до н. э. и достигло своего расцвета к середине первого тысячелетия до н. э. Очень может быть, что оно представляло собой не централизованное государство, а как бы конфедерацию нескольких вполне независимых княжеств, также весьма вероятно, что в этническом отношении оно было не чисто айнским, а айнско-аустронезийским. Что касается утраты письменности так называемыми "историческими айнами", то это не так уж и странно, как представляется на первый взгляд. Вполне возможно, что те айны, которые создавали письменность и так называемые "исторические айны" представляли собой две очень разные группы.
Кроме того, надо помнить, что примерно в середине первого тысячелетия до нашей эры начинается активная миграция алтаеязычных (т.е. говоривших на языке, который принадлежит к алтайской семье) этнических групп с территории Корейского полуострова на Кюсю и южную часть Хонсю. Именно эти алтаеязычные этнические группы выступили в качестве основной компоненты японского этноса и в середине первого тысячелетия нашей эры основали государство Ямато. Алтаеязычные мигранты были крайне пассионарны и очень активно подавляли культуры, существовавшие к тому времени на Японских островах. Поскольку алтаеязычные мигранты находились на более высоком уровне развития материальной культуры, чем древние айну и аустронезийцы, то сопротивление их экспансии требовало мобилизации всех сил, а также сворачивания всего, что не относилось напрямую к военному делу и поддержанию самой элементарной жизнедеятельности. Поэтому, на мой взгляд, угасание письменной традиции и общая ретардация айнской культуры, о которых говорят А.П. Кондратенко и М.М. Прокофьев , являются вполне закономерными процессами в контексте утилитарности и милитаризации айнской культуры в начале нашей эры.
Следует отметить, что история знает примеры, когда народы, имевшие письменность, утрачивали ее в результате различных социальных катастроф: мексиканские индейцы майя, хотя и сохранились до наших дней, но в ходе испанской колонизации утратили свою оригинальную письменную традицию. Письменная традиция острова Пасхи была утрачена в результате многочисленных межэтнических войн, видимо, еще до появления на острове первых европейцев.
Что касается поздних графических артефактов, таких как резьба на икуниси и знаки собственности, то как я говорил выше, они могут и не иметь абсолютно никакой связи с древней айнской письменностью. Составные элементы айнских знаков собственности: крест, V образные символы, две параллельные черты - это всего лишь элементы, которые наиболее просто вырезать на деревянной палочке. Что же касается изображений на икуниси, то здесь мы, все же, имеем дело не с пиктографией, а с чисто художественными образами; поэтому я полагаю, что методологически более правильно рассматривать икуниси не как развитие деградировавшей некогда айнской письменности, а просто как зарисовки с натуры.
В заключении хочу сказать, что сам по себе факт существования еще одной оригинальной письменности для научного сообщества, да и, вообще, для широкой публики намного важнее той информации, которая может быть получена в результате дешифровки этой письменности. Поэтому, если в дальнейшем подтвердится, что хотя бы одна из письменностей: письменность Нагано или письменность Кибэ действительно некогда обслуживала айнский язык, и является не заимствованной, а изобретенной непосредственно айнами, то подобный факт самым серьезным образом изменит общераспространенные представления об айнской культуре, как о культуре примитивной и бесписьменной.

Использованная литература:

Акулов А.Ю. Методы отделения письменности от других систем графического фиксирования информации // IV Межвузовская научная конференция студентов - филологов 9 - 13 апреля 2001, СПбГУ, СПб, 2001,

Кнорозов Ю.В. , Спеваковский А.Б., Таксами Ч.М. Пиктографические надписи айнов //  Полевые исследования института этнографии 1980 - 1981, М., 1984,

Кондратенко А.П., Прокофьев М.М. Протописьменность у древних айнов: миф или реальность? // Краеведческий Бюллетень 2005 № 2 Южно-Сахалинск,

Певнов А.М. Проблемы дешифровки чжурчженьской письменности // Вопросы Языкознания 1990 № 1

Список иллюстраций:
Рис. 1. Петроглифы пещеры Тэмия, из Кондратенко А.П., Прокофьев М.М, с 124,

Рис. 2. Петроглифы острова Итуруп, из Кнорозов Ю.В. и др., с. 228,

Рис. 3.  Табличка из Кибэ, из Кондратенко А.П., Прокофьев М.М., с. 114,

Рис. 4. Надпись на маске из Нагано,  из  Кондратенко А.П., Прокофьев М.М., с. 115

0

8

2009

Some Intermediate Results of Nagano Mask Inscription Deciphering//"Востоковедение и африканистика в диалоге цивилизаций": XXV международная конференция по источниковедению и историографии стран Азии и Африки, 22 - 24 апреля 2009 г.: Тезисы докладов, С. 364-365

Alexander Akulov

(c)

Some Intermediate Results of Nagano Mask Inscription Deciphering

Graphic artifact from the mask originating from a Kamegaoka Nagano site (see the picture) meets formal criteria of a writing system: it is put in order and shows non-rhythmic repetition.
As far as all graphemes of the inscription are pretty simple I can suppose that this writing system doesn’t use many signs. It seems that Nagano system can be syllabic system or an alphabet.
There were about 16 phonemes and only CV and CVC structure syllables were permitted in the Upper-Jomon Ainu. (According to Tamura Suzuko V and VC structure syllables were CV and CVC structure syllables ‘cause they began with a glottal stop.) Alphabet is the most convenient writing system for language with such phonotactics. According to formal criteria Nagano writing system can be Ancient Ainu writing system. If Nagano writing system was used by Upper-Jomon Ainu it is definitely an alphabet.
(Comparison of Nagano system with other known writing systems showed that Nagano system is an original one.)
Nagano mask inscription definitely is a completed utterance. Then having known that only CV and CVC syllables are permitted I can define possible syllabic structure of this phrase. (It is supposed that there are 12 signs in this inscription and that 3rd and 9th express the same phoneme.)

Reading from left to right:

1)   CVC CVC CVC CVC
3)   CVC CVC CV CV CV
4)   CV CV CV CVC CVC
7)   CV CVC CVC CV CV
9)   CVC CV CVC CV CV

Reading from right to left:

10) CVC CVC CVC CVC
11) CVC CV CV CV CVC
12) CV CVC CVC CV CV
13) CVC CV CV CVC CV

References

Акулов А. Ю. Предварительное сообщение об открытии письменности древних айну//Материалы научной конференции, посвященной 110-летию основания кафедры японоведния Санкт-Петербургского университета, СПб., 2008, СС.: 106 – 120 (picture);

Tamura S. The Ainu Language, Tokyo, 2000

увеличить

0

9

2010

А.Ю. Акулов

(c)

Некоторые промежуточные результаты дешифровки письменности с маски из Нагано

1. Общие методологические идеи

1.1. Определение и виды письменности

Письменность есть система графического фиксирования информации, отображающая звучащую речь.
Абсолютно все существующие письменности могут быть подразделены на три вида:
сигнографическая – название происходит от латинского signum – «знак» – графемы имеют не только звучание, но и самостоятельное значение (пример: китайская письменность);
фонографическая – название происходит от греческого phone – «звук», «голос» – графемы имеют только звучание и не имеют самостоятельного значения (примеры: слоговые и алфавитные письменности: деванагари, брахми, семитские силлабарии, латиница, кириллица, хангыль и т.п.)
сигнофонографическая – легко видеть, что данное название есть композит из двух предыдущих терминов, что отражает смешанный характер письменностей данного типа – часть графем имеет и звучание и значение, а другая часть – только звучание (пример: японская письменность).
Хорошо известно, что фонографические письменности передают именно звучание речи, однако менее очевиден тот факт, что и сигнографические и сигнофонографические письменности делают то же самое. Обычно люди, далекие вопросов грамматологии, считают, что иероглифы есть некая чистая мыслепись и никак не передают звук. Однако, это совершенно не так: иероглифы (сигнографемы) выражают звучание точно также как и фонографемы. Если мы возьмем, например, китайский текст и прочитаем его в слух, то увидим, что иероглифы передают не просто некоторые значения, но и определенные слоги, и что каждому слогу соответствует отдельный иероглиф, более того, ряд иероглифов используется исключительно фонетически: для записи междометий, транскрибирования иностранных имен, топонимов и заимствованных слов. (В японском языке все обстоит сходным образом.)
Также следует отметить, что тип письменности никак не зависит от генетической принадлежности и грамматики языка. Так, например, хеттский язык, принадлежащий к индоевропейской семье, имел сигнофонографическую письменность, а, например, такие языки ЮВА как вьетнамский или языки мяо-яо используют фонографическое письмо – латиницу. Единственное, что в строе языка может как-то влиять на характер письма – это фонотактика: так, например, силлабарии обычно возникают на материале тех языков, в которых большинство слогов имеет структуру CV.

1.2. Методы отделения письменности от других способов графического фиксирования информации

1.2.1. Апостериорный квантитативный метод

Исходя из определения письменности как системы графических знаков, фиксирующих именно звуки речи, А.М. Певновым был предложен следующий метод отличения письменности от неписьменности :
пусть имеется некий этнос Х, говорящий на некотором языке Х, и пусть в ареале проживания данного этноса имеются некоторые графические артефакты, относительно которых не ясно: являются ли они письменностью; чтобы выяснить этот вопрос исследователю надо попросить нескольких носителей языка Х «прочитать» эти графические артефакты, и записать то, что они будут произносить, и если во всех случаях будет получена одинаковая последовательность звуков, сопоставимая с числом графических знаков, то данные графические артефакты являются письменностью.
(Данный метод был условно обозначен мной как апостериорный квантитативный, так как он основывается непосредственно на опытных/полевых данных и исследует главным образом количественные характеристики.)
Если данный метод применить к пиктографии (например, к знакам дорожного движения), то сразу же станет ясно, что данная система не является письменностью, потому что очевидно, что глядя на одну и ту же пиктограмму разные люди будут произносить разные слова и само количество произносимых слов будет разным.
Однако, поскольку данный метод является чисто полевым методом, его можно лишь при работе с живыми языками, а учитывая тот факт, что много всевозможных надписей было сделано носителями тех языков, которые ни в какой форме до нашего времени не сохранились и которые никаким образом невозможно реконструировать, то возникает идея о том, что полезно иметь возможность априорно устанавливать: что является, а что не является письменностью.

1.2.2. Априорный квалитативный метод

Поэтому, мной был разработан простой метод, позволяющий уверенно отличать письменность от других систем графического фиксирования информации.

Суть метода состоит в следующем: совокупность знаков является письменностью, если удовлетворяет одновременно трем требованиям:

1. дискретность
Так как всякая человеческая речь дискретна, то и графическая система, передающая ее также должна быть дискретна – т.е., должно быть возможно выделение отдельных знаков/графем.

2. упорядоченность
Совокупность знаков, являющаяся письменностью, должна быть определенным образом упорядочена, потому что любая письменность отражает процесс последовательного развертывания речи во времени – т.е. иными словами, знаки, являющиеся знаками письменности, и передающие речь, необходимо должны быть организованы в каком-то порядке: это могут быть столбцы, заполняемые сверху вниз и идущие справа налево (китайская или японская письменности), строчки идущие сверху вниз и заполняемые слева направо (кириллица или латиница), строчки заполняемые справа налево (арабское письменность), строчки, идущие бустрофедоном (письменность острова Пасхи), столбцы идущие слева направо и заполняемые снизу вверх, а также спираль (тифинаг/тифинар).

3. неритмическая репетативность
В любом языке имеется ограниченный набор фонем, слогов и морфем, поэтому набор графем всегда есть конечное множество и повторяемость является неизбежной; поскольку такая совокупность знаков как орнамент также может быть упорядочена наподобие письменности, то крайне важен критерий неритмичности.

Выполнение всех этих трех требований является необходимым и достаточным для положительного ответа на вопрос "является ли данная совокупность знаков письменностью?", но достаточно невыполнения хотя бы одного, чтобы дать отрицательный ответ.
(Данный метод был назван априорным квалитативным методом, поскольку он предполагает исследование графических артефактов вне поля, и основное внимание уделяется качественным характеристикам.)

0

10

2. Графический артефакт с маски из Нагано

2.1. Происхождение артефакта

В нашем распоряжении имеется прорисовка с обратной стороны маски (см. рис. 1), которая происходит из слоя культуры Камэгаока (верхний/поздний Дзёмон) в Нагано.

http://gengo.build2.ru/uploads/0008/72/84/2125-1-f.jpg
Рис.1. Прорисовка с обратной стороны маски из Нагано

К сожалению, мне до сих пор не удалось найти хоть какую-нибудь фотографию данного артефакта (так, например, никаких позитивных результатов не дали поиски среди артефактов эпохи Дзёмон, представленных в базе данных догу и масок эпохи Дзёмон Токийского университета: http://umdb2.um.u-tokyo.ac.jp/DJinruis/ … ajime.html ).
Кроме того, не ясно также кто именно обнаружил данный артефакт, кто ввел его в научный оборот и где он, вообще, опубликован.
А.П. Кондратенко и М.М. Прокофьев, приводя данную прорисовку в своей статье «Протописьменность у древних айнов: миф или реальность?», ссылаются на книгу Munro N.G. “Prehistoric Japan”, однако, когда я обратился к книге Манро, то не нашел ничего похожего на данную прорисовку.
Поэтому все нижеследующие выводы делаются на основании анализа прорисовки, опубликованной в вышеозначенной статье Кондратенко и Прокофьева.

2.2. Графический артефакт из Нагано – письменность

Графический артефакт с маски из Нагано удовлетворяет всем трем критериям априорного квалитативного метода и поэтому, определенно, является письменностью, т.е. системой вполне абстрактных знаков, и поэтому попытки интерпретации  значения отдельных графем с точки зрения их внешнего вида и возможного сходства с петроглифами или же знаками собственности, или же знаками, вырезаемыми на икуниси, должны быть признаны абсолютно бесперспективными. Знаки письменности, безусловно, могут происходить от петроглифов, от «черт и резов» т.п., и между знаками письменности с одной стороны, и «чертами и резами» с другой стороны могут, безусловно, иметься определенные материальные сходства; но, следует иметь в виду, что знаки письменности  уже произошли, уже ушли от «черт и резов» и стали совершенно самостоятельной отдельной знаковой системой. Петроглифы, знаки собственности и письменность – это три совершенно разные, непересекающиеся знаковые системы, и при этом ничто не мешает тому, чтобы они сосуществовали в рамках одной культуры.

2.3. Письменность Нагано – алфавитная письменность древних айну

Могла ли письменность Нагано обслуживать айнский язык?
Могла.
Во-первых, потому что данный графический артефакт, определенно, происходит из айнского позднедзёмонского культурного слоя, из такой местности, где в то время могли быть только айнs.  (Здесь следует отметить, что сам термин Дзёмон – это лишь собирательное обозначение группы культур, объединенных территорией и общей парадигмой существования. Причем, эти культуры не были однородны как в плане социально-технического развития, так и в этническом плане, поскольку с середины эпохи Дзёмон на Южных Островах Японии начинается присутствие австронезийского элемента. Но, при этом, всегда важно помнить, что все эти разнообразные локальные культуры находились под влиянием айнской культуры, и  что общая парадигма существования в эпоху Дзёмон – безусловно, айнская)
Во-вторых, потому что данная письменность подходит для айнского языка по формальным критериям. Чтобы установить: может ли данная письменность обслуживать данный язык нужно: во-первых, установить тип письменности путем оценки инвентаря графем, следуя следующему несложному правилу: алфавитные письменности используют где-то 15 – 40 графем, слоговые – 50 – 150 графем, сигнофонографические и сигнографические – 700 – 5000 и более графем, а затем сопоставить тип письменности с фонотактикой данного языка.
Однако, этот метод хорош, когда в распоряжении имеются достаточно объемные тексты, а в нашем случае, когда имеются лишь две небольшие надписи я предлагаю оценить характер письменности следующим образом: чем сложнее отдельная графема, чем больше она похожа на рисунок, тем больше число графем, и наоборот: чем более проста отдельная графема, тем меньше их общее число.
Что же касается письменности Нагано, то, судя по несложности графем, представляется, что эта надпись выполнена фонографической, а точнее, даже алфавитной письменностью.
В верхнедзёмонском айнском языке слоги имели структуру: CV и CVC (подробнее об этом см. 2.5.2.1). Для языка с подобной фонотактикой наиболее удобной является алфавитная письменность. Судя по тому, что все графемы письменности Нагано достаточно просты по начертанию, похоже, что их совсем немного, возможно, 15 – 16, что соответствует числу фонем айнского языка, поэтому по формальным критериям письменность Нагано вполне может быть айнской письменностью.

0

11

2.4. Исконная или заимствованная?

Это очень важный вопрос. Если надпись на маске из Нагано выполнена какой-то уже известной науке письменностью или если письменность, которой выполнена надпись на маске, происходит от какой-то уже известной письменности, то тогда дешифровка намного упрощается.
Имея в своем распоряжении работу Иоганнеса Фридриха «История письма» и поворачивая так и этак надпись на маске из Нагано, я сравнил надпись на маске с различными известными письменностями.
И только две близкородственные письменности: бугийская и макассарская (эти системы письма обслуживали соответственно бугийский и макассарский языки, существующие на острове Сулавеси, и бугийская и макассарская письменности происходят от древнеяванской письменности кави).
Так как бугийская и макассарская письменности очень похожи, то ниже я буду сравнивать древнеайнскую письменность только с одной из них, конкретно, с бугийской.
Если перевернуть имеющуюся у нас прорисовку надписи на маске из Нагано вверх ногами, то мы получим следующее:

http://i52.tinypic.com/ih1mxk.jpg
Рис.2

Сходство по крайней мере трех графем с надписи на маске со знаками бугийской письменности налицо:

http://i31.tinypic.com/2uojpqd.jpg
Рис. 3 Третий знак слева ~ бугийское ta

http://i28.tinypic.com/1z9446.jpg
Рис. 4. Четвертый знак слева, третий знак справа ~ бугийское na

http://i32.tinypic.com/2466i6s.jpg
Рис. 5 Пятый знак справа ~ бугийское ga

На каждом рисунке слева знак с надписи на маске, справа – похожий на него знак бугийского письма. (То, что бугийское письмо – слоговое, совершенно не должно нас смущать, так как айнское письмо слоговым быть никак не могло, поскольку древний айну был насыщен консонантами, куда в большей степени, чем современный, и слоговое письмо было бы крайне неудобно для языка с такой фонотактикой. Если предполагать родство бугийской и древнеайнской письменности, то логично предположить, что на материале бугийского языка развилось слоговое письмо, а на материале верхнедзёмонского айнского – алфавитное.)
Возможно, если получше посмотреть на надпись с маски из Нагано, то можно увидеть и еще какие-то сходства с бугийским письмом, однако, есть одно но, которое свидетельствует, о том, что древнеайнская письменность никак не может быть родственна письменностям острова Сулавеси.
Маска с надписью происходит с одной из стоянок из префектуры Нагано, из слоя культуры Камэгаока, этот культурный слой (финальный Дзёмон) датируется примерно так: ~ 1000 – 300 до н.э. Что же касается письменностей острова Сулавеси, то о них известно, что они происходят от древнеяванской письменности кави которая происходит от древнебирманского письма кьякча, которое в свою очередь происходит от южноиндийских письменностей, а те в свою очередь от семитских, и самые ранние надписи, выполненные письмом кави, засвидетельствованы с 732 г .
Таким образом, мы видим, что индонезийские письменности начали появляться примерно на полторы тысячи лет позже древнеайнского письма, так что древнеайнская письменность никак не могла происходить от древнеяванской письменности.
Причем, что касается древнеайнской письменности, то мы в настоящий момент не знаем насколько она древнее, потому что, вполне возможно, что айнская письменность возникла еще до периода Камэгаока.
И, кроме того, мы здесь еще раз убеждаемся в том, что определенные похожие простые элементы могут быть независимо изобретены совершенно разными  людьми, разделенными и пространством и временем.
Таким образом, установлено, что древнеайнская письменность есть письменность оригинальная.

0

12

2.5. Дешифровка

2.5.1. Общие замечания

Обыкновенно дешифровка неизвестных письменностей предполагает наличие билингвы или хотя бы текста достаточного объема, чтобы делать выводы, основываясь на статистических данных. Однако, я полагаю, что и в данном случае, мы также можем, если не дешифровать до конца, то, по крайней мере, сделать определенные выводы относительно того, что именно представляет собой рассматриваемая надпись.

Изначально предполагается следующее:
1) надпись на маске из Нагано является законченным цельным высказыванием;
2) надпись состоит из двенадцати знаков (см. рис. 6):

http://gengo.build2.ru/uploads/0008/72/84/2127-1-f.jpg
Рис. 6

3) каждый знак передает одну фонему;
4) знаки №3 и №9 передают одну и ту же фонему;
5) все остальные знаки, кроме №3 и №9, передают совершенно различные фонемы;
6) предполагается, что надпись может быть прочитана как слева направо, так и справа налево.

2.5.2. Некоторые замечания о верхнедзёмонском айнском языке

2.5.2.1 Фонотактика

В историческом/современном айнском языке существуют слоги V, CV, VC, CVC, но при этом многие исследователи отмечали, что слоги типа V и VC начинаются с сильного гортанного приступа (гортанной смычки), а, например, Тамура Судзуко прямо пишет, что в айнском языке в действительности существует только два типа слогов CV и CVC, потому что даже слоги V и VC должны рассматриваться как CV и CVC соответственно, поскольку на самом деле начинаются с гортанной смычки . И, если в 20-м веке эта инициальная гортанная смычка уже почти практически совершенно выветрилась, и в настоящее время уже мало кто из айнов произносит слова начинающиеся с гласной с гортанным приступом, то, что касается верхнедзёмонского айнского языка, то вполне естественно, на мой взгляд, предположить полноценное функционирование гортанной смычки в инициальной позиции, отсюда получаем, что все современные слоги типа V и VC, в древности были слогами вида CV и CVC.

2.5.2.2. Инвентарь фонем

Предполагается, что /j/ и /i/ были одной фонемой и соответственно передавались одним знаком, /c/ и /t/ были одной фонемой и передавались одним знаком, а также /w/ и /u/ – были одной фонемой и передавались одним знаком. Поэтому в верхнедзёмонском айнском языке было четырнадцать фонем,
(практическая орфография - фонема - реализации):
1.   ’    /?/   [?]
2.   a   /a/   [a][æ]
3.   t   /t/   [t][d][ts][č]
4.   e   /e/   [e]
5.   h   /h/   [h] [φ]
6.   y   /i/   [ i ][j]
7.   k   /k/   [k][g]
8.   m   /m/   [m]
9.   n   /n/   [n][ŋ][m]
10.   o   / o /   [ o ]
11.   p   /p/   [p][ b ]
12.   r   /r/   [r][l][ tr ][ tr][tl]
13.   s   /s/   [ s ][θ]
14.   w   /u/   [ u ][w]

В инициальной позиции возможны любые согласные, в финальной – все, кроме /c/, /h/, /?/.

2.5.2.3. Морфология и грамматика

Верхнедзёмонский айну, предположительно, имел куда более высокий коэффициент аналитизма, чем современный/исторический айнский язык. Морфема была равна слогу. Не существовало еще специального класса служебных слов – для передачи синтаксических отношений использовались полнозначные слова, могущие занимать нулевую/ядерную позицию. Такие композиты как c=e-p – «рыба» или c=as-i – «укрепленное поселение», «тын», «частокол», в настоящее время рассматриваемые как цельные сложные слова, были словосочетаниями:  *ty ’e pe – «мы есть вещь», *ty ’as ’y – «мы ставить вещь» (астериск “*” здесь и далее означает реконструированные формы). Базовый порядок слов был таким же, как и в современном/историческом айнском языке – SOV. Определение предшествовало определяемому.

2.5.3. Расчет возможных силлабических структур

Поскольку рассматриваемая надпись представляет собой цельное законченное высказывание, то мы можем рассчитать ее возможную силлабическую структуру, так как нам известно: слоги какой структуры были в верхнедзёмонском айнском языке.
Всего возможны оказались девять силлабических структур:

Возможные силлабические структуры при прочтении надписи слева направо (№3 = №9)

     1   2   3    4   5    6   7   8    3   10  11 12
1   C   V   C   C   V   C   C   V   C   C   V   C
2   C   V   C   C   V   C   C   V   C   V   C   V
3   C   V   C   V   C   V   C   V   C   C   V   C
4   C   V   C   V   C   C   V   C   C   V   C   V
5   C   V   C   C   V   C   V   C   C   V   C   V

Возможные силлабические структуры при прочтении надписи справа налево (№4 = № 10)
      1   2   3   4    5   6   7   8    9    4   11  12
6   C   V   C   C   V   C   C   V   C   C   V    C
7   C   V   C   C   V   C   V   C   V   C   V    C
8   C   V   C   V   C   C   V   C   C   V   C    V
9   C   V   C   C   V   C   V   C   V   C   C    V

Легко видеть, что наиболее вероятной силлабической структурой является CVC CVC CVC CVC.  Интересно также отметить, что повторяющийся знак в восьми случаях передает согласный, и только в одном – гласный.

2.5.4. Что же написано на маске из Нагано?

Нельзя не отметить, что надпись, в которой только один знак используется дважды, а все остальные – разные, на первый взгляд кажется совершенно нехарактерной для айнского языка, потому что для всякого нормального айнского предложения характерно как раз неоднократное повторение отдельных фонем. Однако, относительно низкая повторяемость фонем вполне нормальное явление в айнских топонимах (гидронимах) и антропонимах: Tom-i sam pet, Sar pet un mat и т.п. Поэтому, я полагаю, что на маске из Нагано записано не что иное как антропоним. Это либо имя владельца маски, либо имя человека, изображенного на ней. Эта гипотеза подтверждается и тем, что наиболее вероятная силлабическая структура рассматриваемой надписи – CVC CVC CVC CVC (см. 2.5.3.) – такая структура очень хорошо соответствует структуре традиционных айнских антропонимов:
X pet/nay [un] Y kur/mat – мужчина/персона/женщина Y с реки Х (где X – название реки, а Y – имя человека).
В случае с надписью с маски из Нагано логично предположить, что словечко un (имевшее в верхнедзёмонском айнском вид *’wn) – «пребывать в какой-то местности», которое в современном/историческом айнском обозначает принадлежность/происхождение из какой-то местности, опущено по причине недостатка места, а также, вероятно, для сохранения ритмической структуры, и что антропоним имеет вид:
X pet/nay Y kwr.
Если в данном антропониме использованы слова pet/nay, то слово mat уже никак не может быть использовано, потому что при прочтении слева направо:

1 2 3  4 5 6  7 8 3   10 11 12
          p e t             m   a   t
          n a y            m   a   t

получается, что два раза употребляется фонема, не стоящая на позиции №3 и №9, что противоречит нашим исходным данным (см. 2.5.1).
При прочтении справа налево:

1  2  3   4  5  6   7  8  9    4   11  12
             p  e  t                m   a    t
             n  a  y                m   a    t

получается противоречие с основным условием (№4 = №10) см. пункт 2.5.3.
Более того, при прочтении надписи справа налево выясняется, что и слово *kwr также не может быть использовано на той позиции, где это предполагается структурой антропонима:

1 2 3  4 5 6  7 8 9   4  11 12
          p e t            *k w   r
          n a y           *k  w  r

потому как получается противоречие с основным условием (№4 = №10).
Таким образом, если на маске записано имя в виде структуры X pet/nay Y *kwr (а скорее всего это именно так), то надпись может быть прочитана только слева направо (см. последовательность знаков на рис. 6):

1 2 3   4 5 6  7 8 3  10  11  12
           p e t            *k  w    r
           n a y           *k  w    r

2.5.5. Некоторые промежуточные результаты

На маске из Нагано, скорее всего, записано мужское имя, имеющее вид типичного айнского имени, т.е., имени, образованного от гидронима: X pet/nay Y *kwr – человек Y с реки Х (где Х – название реки, а Y – собственно имя/прозвище человека). Скорее всего мужское, потому что история знает случаи, когда женщины носили имена, оканчивающиеся на *kwr). (Так, предполагается, что имя легендарной правительницы государства Яматай – Пимико оригинально могло звучать как Pi-mik-kwr, подробнее об этом см. 3.)
Вероятно, на маске было записано имя того, кто на ней изображен, или же владельца этой маски.
И имя человека, и название реки суть односложные слова вида C1VC2, причем C1≠C2. C1 выбирается из следующего множества фонем: {’, h, y, m, n, p, s, t}, C2 – из: {y, m, n, p, s, t}, а V – из: {a, e, y, o}.
И, если все это так, то надпись, определенно, может читаться только слева направо (см. рис.6).

0

13

2.5.6 Дальнейшие перспективы дешифровки

В данный момент мы можем попытаться установить название реки, о которой идет речь в надписи на маске, и недалеко от которой данная маска, вероятно, и была найдена. Для установления слога – названия реки могут оказаться полезными сведения о топонимике и характере той местности, где был найден исследуемый артефакт. Даже современное название реки, а также особенности ее течения, могут многое сказать о том, называли ли ее древние айны pet или nay.
Однако, следует иметь в виду, что может статься, что маска из Нагано не была произведена там, где она была обнаружена, а была принесена откуда-то в местность Нагано.
Кроме того, для устранения всевозможных сомнений крайне желательно иметь не прорисовку, а фотографию исследуемого артефакта.

0

14

3. Насколько все это невероятно?

Если у древних айнов действительно некогда существовала письменность, то возникает вполне закономерный вопрос: почему у так называемых «исторических айнов» не обнаружено никакой письменности? Если она была, то, как получилось так, что она впоследствии исчезла? Кроме того, возникает главный вопрос: а могла ли вообще у древних айнов быть письменность? Ведь, для возникновения письменности необходимы совершенно особые условия: первобытным собирателям, охотникам и рыболовам письменность ни к чему. Письменность возникает там, где возникает необходимость, чтобы слова одного человека были без изменения переданы на большое расстояние или сохранены для потомков, т.е. письменность возникает там, где имеется достаточно развитая социальная структура или, иными словами, государственное образование. Существовало ли айнское государство? Имеются ли какие-либо факты?

Существовало. И тому есть масса доказательств.

Во-первых, данные археологии – в конце Дзёмон – начале Яёй возникают специализированные орудия для убийства людей, то есть появляется институциональное насилие, которое могло быть только следствием определенного социального расслоения и усложнения социальной структуры: «В то время как в период Дзёмон не были известны орудия изготовленные специально для убийства людей, в период Яёй они появляются во множестве и самые разнообразные: бронзовые, железные, каменные. Среди прочего, наиболее показательна эволюция наконечников стрел, иллюстрирующая переход от мирного общества Дзёмон к агрессивному обществу Яёй. На протяжении десяти тысяч лет с начала периода Дзёмон наконечник стрелы весил менее двух граммов. Чем легче была стрела - тем дальше и быстрее она летела. С другой стороны, чем тяжелее стрела - тем глубже она может проникнуть в тело добычи или жертвы. Легкий наконечник стрелы идеально подходил для охоты на оленей и кабанов, которые были основной охотничьей добычей в эпоху Дзёмон. Во втором веке до нашей эры появляются наконечники стрел, имеющие форму древесного листа. Большинство из них весит больше двух грамм, они становятся такими же тяжелыми, как и наконечники из бронзы или железа и лучше подходят для нанесения серьезных ран. Наконечники в форме листа дерева наиболее широко использовались в середине периода Яёй, а затем были вытеснены железными. Это говорит о том, что именно в тот период каменные наконечники были трансформированы из охотничьих орудий в орудия убийства людей».
Одновременно со специализированным оружием возникают и укрепленные поселения «цаси».

Во-вторых, в китайской хронике Вэйчжи описывается государство Яматай, которое несомненно было айнским государством.
Само слово  слово Яматай записывается следующими иероглифами 邪馬台, которые означают «остановка дикой лошади», т.е. совершеннейшую бессмыслицу, и суть не что иное, как атэдзи, т.е. иероглифы, подобранные без всякого смысла, чисто фонетически; а слово Yamatai - это на самом деле айнское слово, которое состоит из следующих морфем:

ya + ma + ta + i:
ya - земля (в значении "суша"),
ma - глубоко вдающаяся бухта,
ta - копать,
i - место,
т.о.: Yamatai в переводе с айну означает:
“Место, где суша разрезана глубоко вдающейся бухтой”.

Cогласно преданиям, Яматай находилось на острове Кюсю, и там и сейчас есть место называемое Яматай и в том месте имеется извилистая бухта глубоко вдающаяся в материк.

Затем, айнские имена упоминаемые в Вэйчжи при описании государства Яматай:
«卑彌呼 Химико (в древнем произношении – Пимико). Записано, что Химико была правительницей государства Яматай. Как отмечалось во введении, иероглифы卑彌呼, скорее всего, читались как «Пимика» или «Пимико», и, возможно, также могли читаться как «Пимику». Таким образом, иероглиф 呼 мог иметь три варианта чтения «ка», «ко», «ку». Также, 呼 в случае если означает «кричать», то может иметь следующие варианты чтения: «ко:»/«кау» или «кю:» «кэу». Кроме того, в глубокой древности читался как «ха». Это «ха», как отмечалось в предисловии, почти такое же, как и китайское чтение. (По-китайски 卑彌呼 читалось как Пимихо или Бимихо , причем, если значение каждого иероглифа перевести, то получается абсолютная бессмыслица: «Низкий/бедный/простой + длиться/простираться + звать/кричать »
Очевидно, что такая запись имени данного есть не что иное, как не имеющее значение сочетание иероглифов  подобранное исключительно по звучанию.
«Возможны три варианта интерпретации имени Пимико:
1. pimikur
pi – «развязывать», «разгадывать», «решать»             
mik – «лаять», «кричать»,
kur – «человек», «персона»
           
2. pimikor
pi – «развязывать», «разгадывать», «решать»       
mik – «лаять», «кричать»,
kor – «управлять»/«держать»/«иметь в держании»

3. pimika
pi – «развязывать», «разгадывать», «решать»             
mik – «лаять», «кричать»
ka – «заставлять» (показатель каузатива)».

И еще несколько имен из Вэйчжи явно айнского происхождения:
«卑狗 - Хику/Пико - Pi-kur – Развязывающий
卑奴母離 - Пинуморай/Пинуморэй - Pinnemurei - Двойной человек
池謨觚 - Сэмаку/Сямаку - Sam-kur - Человек со стороны
都市牛利 - Тусигури/Тосигури - Tus-kor-i - Человек с веревкой или Tus-kur – шаман
多 模 - Табо/Тапо - Tay-po - Много детей (tay: ni-tay - "лес", где ni - "дерево") »

Далее, название древнеяпонского государства Ямато, явно, происходит от слова Яматай. Слово Ямато иероглифами записывается как 大和, и по правилам оно должно читаться как дай ва – «великие ва» –  «великие карлики» – название, которое древние китайцы дали Японии, придуманный китайцами для обозначения древних японцев, а чтение Ямато – это даже не атэдзи, а просто слово, которое было приписано к этим иероглифам/вчитано в эти иероглифы.
Некоторые японские историки отождествляют легендарную правительницу Яматай  Химико с не менее легендарной императрицей Дзингу – правительницей государства Ямато, так что вполне вероятно, что государство Ямато является развитием государства Яматай. Нельзя исключать и того, что алтаеязычные мигранты – основатели государства Ямато могли попросту заимствовать айнский топоним Яматай.

Нет никаких серьезных структурных противоречий к тому, чтобы на почве культуры Дзёмон не могла бы развиться государственность. Культура Дзёмон по меркам той эпохи (да, впрочем, и не только той) была очень продвинутой и передовой культурой. Чтобы понять это – достаточно взглянуть на искусство эпохи Дзёмон.
И что есть государство?
Государство – это, прежде всего, некая территория и население, а также некая власть, опирающаяся на определенное институциональное насилие, то есть, на определенную группу людей, которые занимаются только военным делом, а остальное население, которое не принадлежит к правящей группе, и к группе профессиональных военных, обязано перечислять часть плодов своих промыслов/добычи на содержание правящей группы и военных.
Как было показано выше, все это наличествовало.

И, кроме того, следует иметь в виду, что с самого начала существовали разные группы айнов: одни айны создавали некоторые государственные образования, а другие нет. Вполне возможно, что те айны, с которыми позднее вело войны государство Ямато, рассматривались как «дикари» и государством Яматай.
Также, весьма вероятно, что айнских государств могло быть несколько, и что государство/княжество Яматай покорило другие, более слабые княжества.
В этническом отношении княжество Яматай, определенно, было не чисто айнским, а айнско-австронезийским или даже айнско-австронезийско-алтайским. Австронезийцы, хотя и принесли на Японские острова более высокие технологии, например, заливное рисоводство, но, поскольку были не столь воинственны как айны, то, скорее всего,  занимали в княжестве Яматай подчиненное положение. У князей Яматай могли быть на службе алтайцы («древние корейцы»), они могли, например, быть послами от Яматай в Хань и Вэй или переводчиками при послах.

И, наконец, весьма примечателен тот факт, что исследования ДНК японцев показало, что доминирующей Y хромосомой является D2, то есть айнская Y хромосома, которая обнаруживается у 80% айнов, но почти совершенно отсутствует у корейцев. Это говорит о том, что правили айны и их потомки, т.е. люди дзёмонского типа, а не яёйского антропологического типа.
Впрочем, это вполне объяснимо, если принять во внимание следующее: когда на Японских островах в 4 – 3 веках до н.э. начинают появляться первые группы алтаеязычных мигрантов или, условно говоря, «древних корейцев», то Японские острова к тому времени уже вполне заселены, и, очевидно, что никакие новые миграции с материка не были желательны для тех, кто уже жил на островах. Именно поэтому, первоначально алтаеязычные мигранты обосновываются на островах Корейского пролива, на северо-западе Кюсю и на юго-западе Хонсю в местности Идзумо, то есть, иными словами, в тех местностях, которые находятся ближе всего к Корейскому полуострову. С прибытием на Японские острова новых алтаеязычных групп увеличивается и социальное напряжение и противостояние не только между островитянами и пришельцами с материка, но и между различными группами новоприбывших алтайцев. И, вероятно чтобы как-то укрепить положение своих родов/кланов алтайские вожди вступают в родственные отношения с вождями наиболее мощных айнских кланов. Представим себе такую ситуацию: у «корейского» вождя есть дочь, и он выдает ее замуж за айнского вождя. «Корейский» вождь рассчитывает, что его зять будет сражаться за его род против других айнов и других «корейцев». Айнский вождь также имеет свои интересы: во-первых, чужестранцы, с которыми он собирается породниться, привезли с собой такие технологии, обладая которыми, он сможет почти без труда покорить другие, враждебные ему группы айнов; кроме того, сам факт обладания чужеземной женщиной также поднимет престиж этого айнского вождя в глазах айну его группы и айнов других групп. Так самый брутальный айнский вождь берет в жены самую красивую и образованную «корейскую принцессу». У них рождается сын, который получает «корейское» образование, учится воевать у своего отца и наследует своему деду – становится главой «корейского» клана, но при этом он несет в себе айнскую Y хромосому.
И один из таких сыновей айнского вождя и «корейской принцессы» стал предком рода, который в дальнейшем стал называться родом тэнно.
Впрочем, это лишь общая канва возможного будущего рассказа о том, как были связаны между собой государства Яматай и Ямато.

Так или иначе, масса фактов указывают на то, что в конце эпохи Дзёмон айны достигли достаточного уровня развития, чтобы создать оригинальную вполне абстрактную и рациональную письменность.
И нет ничего удивительного в том, что никакой письменности не было обнаружено у так называемых «исторических айнов», хотя различные формы их изобразительного искусства демонстрируют немало сходств с искусством эпохи Дзёмон. Как уже говорилось выше,  существовали разные группы айнов, с разной степенью социального и технического развития, и единственное, что их объединяло – это был язык и общие фундаментальные парадигмы культуры. Те айны, которые создавали государственные образования, наверняка, смотрели на другие группы айнов как на «варваров» и «дикарей».
Древнеайнская письменность, вероятно, имела примерно те же функции, что и древнекитайские цзя гу вэни – знаки на гадательных костях – т.е. использовалась в сакральных целях. И надпись на маске и сама маска, которая явно изображает покойного предка, определенно, были сделаны с целью удержать рамат или связаться с духом. Эта письменность, как и цзя гу вэни, скорее всего, использовалась достаточно ограниченным кругом лиц, и не предназначалась к широкому распространению.
Поэтому те группы айнов, которые не контактировали или редко контактировали с государством Яматай/Ямато, вообще, не могли иметь о ней никакого понятия. Те же айны, кто участвовал в создании государств Яматай и Ямато, с усилением китайского влияния, начиная с эпохи Яёй, очень быстро стали перенимать модную китайскую культуру, отказываться от всего айнского и переходить к использованию китайской письменности, и аутентичная письменная традиция постепенно угасла.

+1

15

123 pet 783 kwr

например:

San pet Hon kwr

Спускающейся реки Толстый человек

0

16

a e h k m n o p ɾ s t w y ʔ

hak, ham, han, hap, har, has, hat, haw, hay
hek, hem, hen, hep, her, hes, het, hew, hey
hok, hom, hon, hop, hor, hos, hot, how, hoy
hwk, hwm, hwn, hwp, hwr, hws, hwt, hwy
hyk, hym, hyn, hyp, hyr, hys, hyt, hyw

kam, kan, kap, kar, kas, kat, kaw, kay
kem, ken, kep, ker, kes, ket, kew, key
kom, kon, kop, kor, kos, kot, kow, koy
kwm, kwn, kwp, kwr, kws, kwt, kwy
kym, kyn, kyp, kyr, kys, kyt, kyw

mak, man, map, mar, mas, mat, maw, may
mek, men, mep, mer, mes, met, mew, mey
mok, mon, mop, mor, mos, mot, mow, moy
mwk, mwn, mwp, mwr, mws, mwt, mwy
myk, myn, myp, myr, mys, myt, myw

nak, nam, nap, nar, nas, nat, naw, nay
nek, nem, nep, ner, nes, net, new, ney
nok, nom, nop, nor, nos, not, now, noy
nwk, nwm, nwp, nwr, nws, nwt, nwy
nyk, nym, nyp, nyr, nys, nyt, nyw

pak, pam, pan, par, pas, pat, paw, pay
pek, pem, pen, per, pes, pet, pew, pey
pok, pom, pon, por, pos, pot, pow, poy
pwk, pwm, pwn, pwr, pws, pwt, pwy
pyk, pym, pyn, pyr, pys, pyt, pyw

rak, ram, ran, rap, ras, rat, raw, ray
rek, rem, ren, rep, res, ret, rew, rey
rok, rom, ron, rop, ros, rot, row, roy
rwk, rwm, rwn, rwp, rws, rwt, rwy
ryk, rym, ryn, ryp, rys, ryt, ryw

sak, sam, san, sap, sar, sat, saw, say
sek, sem, sen, sep, ser, set, sew, sey
sok, som, son, sop, sor, sot, sow, soy
swk, swm, swn, swp, swr, swt, swy
syk, sym, syn, syp, syr, syt, syw

tak, tam, tan, tap, tar, tas, taw, tay
tek, tem, ten, tep, ter, tes, tew, tey
tok, tem, ten, top, tor, tos, tow, toy
twk, twm, twn, twp, twr, tws, twy
tyk, tym, tyn, typ, tyr, tys, tyw

wak, wam, wan, wap, war, was, wat, way
wek, wem, wen, wep, wer, wes, wet, wey
wok, wom, won, wop, wor, wos, wot, woy
wyk, wym, wyn, wyp, wyr, wys, wyt

yak, yam, yan, yap, yar, yas, yat, yaw
yek, yem, yen, yep, yer, yes, yet, yew
yok, yom, yon, yop, yor, yos, yot, yow
ywk, ywm, ywn, ywp, ywr, yws, ywt

ʔak, ʔam, ʔan, ʔap, ʔar, ʔas, ʔat, ʔaw, ʔay
ʔek, ʔem, ʔen, ʔep, ʔer, ʔes, ʔet, ʔew, ʔey
ʔok, ʔom, ʔon, ʔop, ʔor, ʔos, ʔot, ʔow, ʔoy
ʔwk, ʔwm, ʔwn, ʔwp, ʔwr, ʔws, ʔwt, ʔwy
ʔyk, ʔym, ʔyn, ʔyp, ʔyr, ʔys, ʔyt, ʔyw

0

17

123 pet 783 kwr

ham, han, has, hay
hom, hon, hos, hoy
hym, hyn, hys

man, mas, may
mon, mos, moy
myn, mys

nam, nas, nay
nom, nos, noy
nym, nys

sam, san, say
som, son, soy
sym, syn

yam, yan, yas
yom, yon, yos

ʔam, ʔan, ʔas, ʔay
ʔom, ʔon, ʔos, ʔoy
ʔym, ʔyn, ʔys,

+1

18

123 pet 783 kwr

ham, han, has, hay
hom - homsu, hon, hos, hoy

man, mas, may
mon, mos, moy
myn, mys

nam, nas, nay
nom, nos, noy
nym(?), nys

sam(?), san(?), say
son (?), soy
syn

yam, yan(?), yas
yom

ʔam, ʔan, ʔas, ʔay
ʔom, ʔon, ʔos,  ʔoy(?)
ʔyn, ʔys(?)

+1

19

ham pet **m kwr

ham pet nom kwr
ham pet nym kwr

ham pet yom kwr
ham pet 'om  kwr

han pet **n kwr

han pet mon kwr
han pet myn kwr

han pet son kwr
han pet syn kwr

han pet 'on kwr
han pet 'yn kwr

has pet **s kwr
has pet mos kwr
has pet mys kwr

has pet nos kwr
has pet nys kwr

has pet 'os kwr
has pet 'ys kwr

hay pet **y kwr
hay pet moy kwr
hay pet noy kwr
hay pet soy kwr
hay pet 'oy kwr

0

20

hom pet **m kwr
hom pet nam kwr
hom pet nym kwr
hom pet sam kwr
hom pet yam kwr
hom pet 'am kwr

hon pet **n kwr
hon pet man kwr
hon pet myn kwr

hon pet san kwr
hon pet syn kwr

hon pet yan kwr

hon pet 'an kwr
hon pet 'yn kwr

hos pet **s kwr
hos pet mas kwr
hos pet mys kwr
hos pet nas kwr
hos pet nys kwr
hos pet yas kwr
hos pet 'as kwr
hos pet 'ys kwr

hoy pet **y kwr
hoy pet may kwr
hoy pet nay kwr
hoy pet say kwr
hoy pet 'ay  kwr

0

21

man pet **n kwr
man pet hon kwr
man pet son kwr
man pet syn kwr
man pet 'on kwr
man pet 'yn kwr

mas pet **s kwr
mas pet hos kwr
mas pet nos kwr
mas pet nys kwr
mas pet 'os kwr
mas pet 'ys kwr

may pet **y kwr
may pet hoy kwr
may pet noy kwr
may pet soy kwr
may pet 'oy kwr

0

22

mon pet **n kwr
mon pet han kwr
mon pet san kwr
mon pet syn kwr
mon pet yan kwr
mon pet ʔan kwr
mon pet ʔyn kwr

mos pet **s kwr
mos pet has kwr
mos pet nas kwr
mos pet nys kwr
mos pet yas kwr
mos pet ʔas kwr
mos pet ʔys kwr

moy pet **y kwr
moy pet nay kwr
moy pet say kwr
moy pet ʔay kwr

0

23

myn pet **n kwr
myn pet han kwr
myn pet hon kwr
myn pet san kwr
myn pet son kwr
myn pet yan kwr
myn pet ʔan kwr
myn pet ʔon kwr

mys pet **s kwr
mys pet has kwr
mys pet hos kwr
mys pet nas kwr
mys pet nos kwr
mys pet yas kwr
mys pet ʔas kwr
mys pet ʔos kwr

0

24

nam pet **m kwr

nam pet hom kwr
nam pet yom kwr
nam pet ʔom kwr

0

25

nas pet **s kwr

nas pet hos kwr
nas pet mos kwr
nas pet mys kwr
nas pet ʔos kwr
nas pet ʔys kwr

0

26

nay pet **y kwr
nay pet hoy kwr
nay pet moy kwr
nay pet noy kwr
nay pet soy kwr
nay pet ʔoy  kwr

0

27

nom pet **m kwr

nom pet ham kwr
nom pet sam kwr
nom pet yam kwr
nom pet ʔam kwr

0

28

nos pet **s kwr

nos pet has kwr
nos pet mas kwr
nos pet mys kwr
nos pet yas kwr
nos pet ʔas kwr
nos pet ʔys kwr

0

29

noy pet **y kwr

noy pet hay kwr
noy pet may kwr
noy pet say kwr
noy pet ʔay kwr

0

30

nym pet **m kwr
nym pet ham kwr
nym pet hom kwr
nym pet sam kwr
nym pet yam kwr
nym pet yom kwr
nym pet ʔam kwr
nym pet ʔom kwr

0


Вы здесь » gengo-chan » айны: история и антропология » у айну была письменность


Создать форум. Создать магазин